МК Изготовление подвески из серебра с изображением человеческого лица

Мастер-класс по изготовлению мастер-модели из литейного воска. Часть вторая. Литьё

Продолжаю свой рассказ о кошке, которая родилась из воска, повзрослела в бронзе, а вершину своей карьеры достигнет, став хрустальной стопкой 🙂

Загогулина на голове (вы будете смеяться) это хвост 🙂 Просто так будет удобнее делать резиновую
прессформу в будущем.

1. На резиновую *заглушку* от опоки устанавливаем восковый *блин*, на который, с помощью термошпателя, начинаем припаивать мои восковые модельки,
кошку в том числе:

Обычная восковая «ёлка»выглядит иначе, примерно так :

(под каждый новый год все литейные мастерские завалены заказами на *символ года*. В этом году — змеи.)

бррр..
Но в данном случае, когда модели все разные, удобнее и экономичнее сделать по другому :

Данный способ «на блине» является ноу-хау моего товарища, опытного литейщика, который разрешил мне рассказать об этом. Кстати, всё, что вы видите здесь — это его труд, я выступаю лишь в качестве фотокорреспондента.
—————————————————————————————————————————————————-
2. Взвешиваем блин с моделями, чтобы знать, сколько понадобится загружать металла для заливки конкретно
этой опоки :

б) В мерную колбу набираем необходимое количество дистиллированной воды и выливаем в емкость из
мягкого пластика :

—————————————————————————————————————————————————-
5. Высыпаем отмеренное количество гипса в воду (гипс в воду, не наоборот. ) и, с помощью строительного
миксера, размешиваем до получения однородной массы, по густоте схожей с ряженкой, например..)) :

6. Размешанный раствор гипса помещаем на вакуумную установку, где, под мощным воздействием
«выжатого» воздуха, густая и тяжёлая формомасса начнёт *кипеть*, выдавливая из себя все воздушные
пузыри. Важнейший этап в подготовке к литью!! Вакуумирование, произведённое ненадлежащим
образом, обязательно приведёт к браку, во многоих случаях необратимому.
Итак :

—————————————————————————————————————————————————-
7. Теперь, сняв с вакуума пластиковый таз с гипсом, устанавливаем на его место готовые к заливке гипса
опоки. Разливаем гипс по опокам и, в свою очередь, вакуумируем опоки, заполненные гипсом. Это занимает
около 2х минут :

8. Далее — ждём около полутора-двух часов, пока гипс не схватится. Ну а пока что можно отвесить
необходимое кол-во бронзового прутка квадратного сечения :

Синие пятна — это, так сказать, начало восковых «ёлок», основной литник, по которому расплавленный
металл заполнит, после прокаливания опок, место «потерявшегося» воска.

То есть, под воздействием цикла
температур, воск вытечет из форм(опок), оставив после себя пустые полости, точно повторяющие восковки.

10. А чтобы воск «покинул» опоки — существует так называемая прокалочная, она же муфельная печь.
Загружаем в неё наши опоки, закрываем, и включаем подходящий температурный режим :

И снова ждём. Теперь уже гораздо дольше, часов 12 — 15. Именно столько времени занимает процесс
первичного *вытапливания* воска из форм и окончательного их (форм) прокаливания. То есть, весь процесс, от
пайки ёлок до получения отливок занимает почти что сутки. Технология, никуда не денешься..

На следующий день всё готово к, собственно, самому литью.Наши опоки прокалились и готовы для заливки.

Процесс насколько интересный, настолько и не
красочный. Мы не увидим струящегося, огненного, жидкого металла. Всё действо произойдёт внутри этой
литейной машины :

В верхнюю часть литейной машины загружаем металл :

12. Через пару-тройку минут металл расплавлен. Нажатием кнопки придаём вакуумное усилие литейной

машине, и расплавленный металл из тигеля плотно заполняет нашу форму. Финита ля комедия!.))

Достаём заполненную опоку из лит. машины. Тёмный блин посередине формы — это застывшая часть

*лишнего* металла. А что внутри — увидим совсем скоро..

13. После 10 мин. остывания на воздухе, полностью охлаждаем опоку под водой :

14. Теперь нужно просто выбить охлаждённый гипс с отливкой из опоки. Делается это простым молотком :

15. Затем бесформенный кусок влажного гипсового *теста* промываем под мощной(как на автомойках)

16. И вот, что мы имеем :

17. Отпиливаем отливки от «блина» :

Вы присутствовали при процессе литья по выплавляемым моделям вакуумным способом.

Надеюсь, что мне удалось описать этот сложнейший процесс максимально ясно.

Закончена вторая часть МК. Если не надоел — в третьей серии покажу способ изготовления резиновой

прессформы и окончательное изготовление хрустальной стопки с этим кошаком.

«Процветший Крест» перстень из серебра 925 пробы

Серебряный христианский перстень с надписью «IC XC» и изображением «Процветшего Креста». Параметры перстня смотрите с разделе «Характеристики».

Процветший Крест — символ Животворящего Креста Господня, олицетворяющий избавление рода человеческого от первородного греха, дарованное Спасителем ценой своих крестных мук. Так же этот крест называют «Виноградная Лоза»:

«Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой — виноградарь» (Ин.15:1). Так назвал себя Иисус Христос, Глава насажденной Им же Церкви, единственный источник и проводник духовной, святой жизни для всех православно-верующих, которые суть члены тела Его. «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода» (Ин.15:5). «Эти слова Самого Спасителя положили основание символизму виноградной лозы, главное значение виноградной лозы для христиан находилось в символической связи с Таинством причащения», — писал граф А. С. Уваров в своем труде «Христианская символика»; (стр.172-173).

Перстень изготавливается под заказ, специально для каждого клиента в нужном ему размере. Изготовление 7 дней. Размеры от 16 до 23. Внимательно отнеситесь к выбору размера. Для поступления заказа в работу нужна предоплата 200 грн. Также можно оплатить полную стоимость. Высокое качество гарантируем.

МК: Изготовление подвески из серебра с изображением человеческого лица

Хотя Микены в классическое время, то есть с V по IV век до н. э., были небольшим поселением, не имевшим никакого значения, жители Микен были преисполнены гордости: ведь здесь жил когда-то вождь всего греческого войска Агамемнон. Микенские знатные роды позднейшего времени считали Агамемнона своим предком.

Микены в классическое время ( В классическое время почти каждый городок Греции был самостоятельным государством) были еще окружены стенами необыкновенной толщины, сохранившимися со второго тысячелетия до н. э. Греки классического времени не могли себе представить, что такие огромные камни могли переносить и складывать люди; поэтому появилась легенда, что стены эти были сложены одноглазыми великанами — циклопами.

Вот что пишет о Микенах греческий путешественник Павсаний в своем сочинении «Описание Эллады», написанном во II веке н. э.:

«Теперь от Микен осталась только часть городской стены и ворота, на которых стоят львы. Между микенскими развалинами протекает источник; там подземные постройки Атрея (отца Агамемнона) и его сыновей; в этих постройках находились хранилища их драгоценностей. Есть там могила Атрея и всех тех, которые вместе с Агамемноном вернулись из Трои и которых убил на пиру Эгисф. Но Клитемнестра и Эгисф похоронены на некотором расстоянии от стены: их признали недостойными лежать внутри, там, где были похоронены Агамемнон и его спутники».

Вне города, за стенами Микен, давно уже было раскопано замечательное здание; его считали «сокровищницей Атрея», о которой говорил Павсаний. Здесь же были найдены и другие круглые подземные постройки с насыпанными над ними холмами — курганами. Поэтому ученые считали, что и все другие постройки, упоминаемые у Павсания, находились тоже за пределами стен города, а не в самом городе, как написано у Павсания.

Однако Шлиман всегда с большим доверием относился к сообщениям древнегреческих писателей: если Павсаний говорит, что могила Агамемнона и его спутников находилась внутри микенских стен, то, значит, так и было. Поэтому он решил копать внутри стен города.

Шлиман начал свои раскопки с тех самых Львиных ворот, о которых рассказывал Павсаний. Эти огромные ворота покрыты сверху громадной каменной плитой; над ней помещен огромный треугольный камень, на котором высечен «герб Микен»: два льва, справа и слева опирающиеся на странную колонну. Эта колонна состоит из капители (шапки) и ствола, причем ствол колонны вверху широк, а книзу суживается. Впоследствии оказалось, что такой вид имеют все колонны, относящиеся ко второму тысячелетию до новой эры; колонны классического времени были или одинаковой ширины и вверху и внизу, или, наоборот, суживались кверху, Шлиман знал, что «сокровищница Атрея», находившаяся за городской стеной, уже в начале XIX века была вскрыта и разграблена каким-то турецким пашой. Оп знал, что никаких богатств здесь уже не найдет. Но его интересовало не золото и другие драгоценности, прежде всего хотел показать, что рассказы Гомера — не выдумки, а в них говорится о действительных событиях. Поэтому он стал раскапывать и эту сокровищницу. Оказалось, что это богатая и художественно отделанная гробница. Как и другие гробницы такого рода (например, замечательный царский курган, который вы можете увидеть в Крыму, возле Керчи), она состояла из двух частей: из длинного наклонного коридора — дромоса, и из круглой камеры для погребения — фолоса. Коридор был выложен гладко отесанными камнями; из него в фолос вели богато убранные двери: еще сохранились остатки разукрашенных колонн по обе стороны дверей. Эти колонны покрывал огромный камень в восемь с половиной метров шириной и пять метров длиной; это самый большой камень, использованный в Греции для постройки здания.

Львиные ворота в Микенах.

Внимательный осмотр этого здания показал, что микенские строители были превосходными инженерами: чтобы страшная тяжесть плиты не раздавила здания, они, согласно законам механики, оставили над плитой треугольное отверстие.

Над фолосом возвышался огромный купол, имевший шестнадцать метров в вышину. В стенах фолоса Шлиман увидел правильные ряды отверстий: внутренняя поверхность стен была здесь когда-то выложена бронзовыми украшениями, а отверстия были следами гвоздей, которыми эти украшения прибивались к стене. Второе такое же здание за городской стеной было раскопано женой Шлимана. Это здание не было еще разграблено, и здесь были найдены остатки погребения. Стало ясно, что никаких «сокровищниц» здесь не было — это были просто могилы.

Так называемая ‘сокровищница Атрея’ в Микенах.

Шлимана, однако, больше всего интересовало пространство внутри стен — он предполагал, что здесь был дворец Агамемнона. Тут вскоре были найдены плоские плиты с изображением воинов, колесниц и лошадей. Шлиман понял, что это надгробные плиты (так называемые «стелы»), и действительно, вскоре он наткнулся на старинные гробницы. Могилы были высечены в скале и выложены камнем. В могилах лежали кости, черепа и даже одна мумия ( Мумиями называются набальзамированные тела. Египтяне бальзамировали умерших фараонов. По египетскому образцу бальзамировали и тела микенских царей). Раскапывая гробницы дальше, Шлиман начал находить и драгоценности. Как только было найдено первое золотое кольцо, Шлиман отпустил рабочих и продолжал работу вдвоем с женой. Они нашли шесть подземных гробниц в виде шахт. В них находились девятнадцать скелетов — девять мужских, восемь женских и два детских.

Все эти гробницы были прямо-таки переполнены драгоценностями: греки того времени думали, что и после смерти, «за гробом», люди живут в другом мире, «на том свете», и что человеку драгоценности нужны и в загробной жизни, и заботились о том, чтобы богатые и знатные люди и после смерти, «на том свете», были хорошо обеспечены. Здесь было найдено много золотых предметов: короны, цепи, разного рода подвески, золотые бляхи в форме листьев и цветов, бабочек, каракатиц, сфинксов, морских коньков и т. д. — эти пластинки, очевидно, нашивались на платье, — большей частью на женское. Найдены были также пояса из золотых пластин, ящики, обложенные снаружи золотыми пластинами, золотые и серебряные кубки, мечи с золотыми рукоятками, головы быков из золота, золотые пуговки тонкой работы, маленькие золотые носы и т. д.

Только в одном из гробов Шлиман нашел восемьсот семьдесят предметов из драгоценных металлов, не считая золотых шариков и кусочков золота; большое количество драгоценных предметов было найдено и в других гробах. Недаром Микены названы у Гомера «златообилъными».

Кроме изделий из золота, серебра и бронзы, Шлиман нашел изделия из драгоценных камней, слоновой кости, стеклянные бусы и бусы из янтаря, неизвестно каким путем доставлявшегося с Балтийского моря (нигде, кроме берегов Балтийского моря, янтарь не обнаружен). Здесь же были найдены пышно украшенная ваза из алебастра и очень много сосудов из глины, в которых когда-то помещалась пища, предназначенная для покойников.

По найденным Шлиманом предметам можно себе представить, как жили богатые люди во втором тысячелетии до новой эры.

Прежде всего интересно, что ни в одной из гробниц не найдено ни одного железного предмета; все оружие и вся домашняя утварь оказались изготовленными из бронзы, — совсем как рассказывается в «Илиаде» Гомера: хотя «Илиада» написана в такое время, когда оружие и многие домашние вещи уже делались из железа, автор «Илиады» знал, что в те старые славные времена, когда Микены были могущественными, во время Троянской войны, оружие и другие вещи делались из бронзы. Значит, Гомер не сочинял своих рассказов, а передавал старые предания, сохранившиеся с древнейших времен; в этих преданиях были и такие важные и интересные подробности быта и культуры микенской Греции, как изготовление оружия и других предметов из бронзы.

Браслет, покрытый золотыми пластинками

Это бронзовое оружие лежало рядом со скелетами. На похороненных мужчинах были надеты панцири, покрытые массивными золотыми пластинами, головы их покрывали маски из золота художественной работы, очевидно точно передающие черты лица покойника; рядом с некоторыми из женских скелетов были найдены золотые короны. Во второй гробнице, полной сокровищ, находился всего один скелет.

Даже самые богатые граждане Микен не могли бы себе позволить такую роскошь. Вот почему ученые думают, что здесь были похоронены не аристократы, а девять царей, царствовавших один за другим, и члены их семей. В земле намогильной насыпи было найдено много костей людей и животных, но без всяких погребальных даров. Это были, вероятно, кости слуг и домашних животных. Их убивали на могиле хозяев, потому что думали, что слуги и домашние животные должны служить хозяину и после его смерти. С поверхности могильного кургана внутрь могил вели круглые узкие отверстия, обложенные камнями. — по ним кровь животных стекала внутрь могил.

На могильных плитах женщин нарисованы спиральные линии, а на надгробных плитах мужчин, кроме того, еще и воин на колеснице, очевидно, сам царь. В каждой могиле вместе с трупом царя было закопано много бронзового оружия; только в одной из могил было найдено восемьдесят бронзовых мечей, огромное количество наконечников, копий, коротких кинжалов и стрел.

На раскопанных предметах постоянно изображаются сражения. Все это говорит о том, что это было время беспрерывных войн; цари были в то же время и военачальниками. Не только Микены, но и другие раскопанные позже города Пелопоннеса обнесены были очень толстыми стенами из огромных каменных глыб — вероятно, этим городам всегда угрожало нападение врагов.

Даже женщины в Микенах украшали себя изображениями сцен войны и охоты: на женских перстнях, которые нашли в гробницах, изображены воины и охотники. На одном из этих перстней изображен возница и воин-охотник на колеснице. С бешеной быстротой мчатся лошади. Охотник натянул уже тетиву лука, готов спустить стрелу. Колесница настигла оленя. Кажется, что он прыгнет через лошадь, но художник хотел только нарисовать, что олень прыгает в сторону: на маленькой пластинке для этого не хватило места. На втором перстне изображено сражение. Здесь микенский герой, подобно храбрейшим героям «Илиады», сражается один против трех воинов. Один из воинов уже готов вонзить свой меч в грудь героя, но герой, схватил его левой рукой за плечо и поставил на колени, а правой вонзает в него короткий кинжал. Другой воин, в шлеме с султаном, прикрытый огромным щитом, спешит на помощь первому, но брошенное героем копье поражает его в бок, не защищенный щитом. Третий воин повержен на землю, герой наступил на него ногой.

Золотые перстни с изображением охоты и сражения.

На третьем перстне изображено жертвоприношение: две женщины стоят перед священным деревом; одна приносит в дар богине цветы, другая — протягивает левую руку вперед. Богиня, сидящая под священным деревом, подает ей стебель с плодами мака. В воздухе летает щит в форме цифры 8, к щиту пририсованы женская голова, руки, ноги и жезл; сверху изображены луна и солнце, а между богиней, сидящей под деревом, и женщинами также летает в воздухе двойной топор. И щит и топор в древности считались священными предметами и обожествлялись; они и изображены здесь как боги, летящие в воздухе. Можно думать также, что в самое древнее время божеством считалось и само дерево.

В «Илиаде» описывается сосуд для вина, принадлежавший мудрому Нестору, царю Пилоса:

Так называемый кубок Нестора.

Очень похожий сосуд нашел Шлиман при раскопках в Микенах. Шлиман нашел еще одну вещь, которая показывает, что в этих гробницах похоронены были не просто знатные люди, а цари: в четвертой гробнице, где захоронены трое мужчин и две женщины, найден был царский скипетр, украшенный листьями из золота и горного хрусталя. При взгляде на него вспоминается описание скипетров Ахилла и Агамемнона в «Илиаде»:

Скипетр этот предок Агамемнона Фиест

Изображение львов (инкрустация на мече)

Шлиман обнаружил также два замечательных меча. Когда с них был смыт густой слой ржавчины, то открылось прекрасно инкрустированное ( Инкрустирование — На поверхность деревянной или металлической вещи приклеивались кусочки или тонкие пластинки различной формы из золота, серебра, слоновой кости, стекла, цветных камней и т. д.) изображение охоты на львов на одном из них и кошки, охотящейся за утками на болоте, поросшем кустами, — на другом. Тут же и река с берегами, покрытыми зарослями папируса, а по реке плавают рыбы.

Кошка охотится на уток (инкрустация на мече)

Эти кинжалы удивительно тонкой работы: фигуры людей и звери изображены очень красиво, в разных выразительных позах.

Львы и обнаженные части человеческого тела инкрустировались золотом, одежда и оружие — серебром, фон и другие украшения эмалевые; кошки, утки и растения тоже инкрустированы золотом, крылья уток и река — серебром, рыбы — каким-то темно-серым металлом; на шее одной из уток видна капля крови: она инкрустирована сплавом золота с красной медью.

Все эти изображения напоминают рассказ «Илиады» об изображениях, сделанных богом Гефестом на щите Ахилла:

На двух обломках серебряного сосуда с выпуклыми рисунками, найденных Шлиманом, изображен воин в шлеме, украшенном зубами дикого кабана. До нас дошли и отдельно такие зубы кабана, в них проделаны дырочки для прикрепления к шлему.

Шлем, украшенный зубами дикого кабана.

Такой же шлем изображен и на откопанной в Микенах замечательной вазе: на высоком холме — крепость. На крепость с моря неожиданно напали враги. Часть вазы, на которой был изображен берег моря, обломана, но уцелело изображение воина в одежде микенского грека, в шлеме, украшенном зубами кабана и султаном. Ясно, что на крепость напали греки. На кого же напали эти греки?

По склону горы бегут воины, чтобы защитить город от греков. Они вооружены луками и рогатками; двое мужчин держат в руках копья. На зубцах крепости стоят женщины — кажется, они кричат от ужаса. Здесь же несколько мужчин. Крепостей такого вида, как изображенные на этом рисунке, не бывало в Греции: стены идут в два ряда, на внутренней их стороне башни и высокие ворота; стены построены из прямоугольных кирпичей, расположенных правильными рядами. Остатки крепостей, построенных таким образом, сохранились в северной части Малой Азии (в Хеттском царстве). Значит, это изображен поход в северную часть Малой Азии, где находилась и Троя. Отсюда ясно еще, что рассказ о походе в Трою не простая выдумка: греки в самом деле совершали такие походы.

Целью раскопок Шлимана было найти дворец Агамемнона. Однако Шлиману найти его не удалось: то, что он принял за дворец, оказалось гробнии царей. Дворец микенских царей был найден много лет спустя, после смерти Шлимана. Зато Шлиману удалось раскопать другой дворец микенских царей — дворец в Тиринфе, близ берега моря, в пятнадцати километрах от Микен. Дворец находился на высоком холме. Этот дворец вместе с нижним городом был обнесен толстой стеной, еще более крепкой и величественной, чем стены Микен.

Часть тиринфской стены.

Тиринфский дворец построен по ясному, симметричному плану: два длинных ряда колонн идут по сторонам входа во двор; двор окружен со всех сторон колоннами, в середине его находится алтарь; при входе во дворец снова галерея с колоннами, и, наконец, в самом центре дворца — покрытый кровлей «мужской зал» (мегарон). Посреди этого зала находится алтарь. До труб тогда еще не додумались — дым от очага выходил в отверстие в крыше, которая поддерживалась четырьмя деревянными колоннами. На высоком подножии в зале стоял царский трон. Этот зал был центром всего здания.

Царь и его советники должны были собираться в самой теплой, покрытой крышей комнате вокруг пылающего очага. Самый способ постройки дворца указывает на то, что предки людей, живших во дворце, пришли когда-то с севера и боялись морозов. Высокие и толстые стены с воротами и башнями показывают, что жители Микен и Тиринфа все время должны были опасаться нападения врагов.

Дворец в Тиринфе имел архитектурные украшения: деревянные колонны, суживающиеся книзу, карнизы из алебастра, украшенные розетками и инкрустированные стеклянным сплавом; пол имел вид ковра: он был выложен узором из квадратов по краям, а внутри были выложены изображения дельфинов и полипов.

Вокруг мегарона разбросано без какого-нибудь определенного плана множество комнаток и коридоров; во дворце были ванная комната, водопровод и канализация. Стены украшены изображениями игр с быками — нарисована женщина, прыгающая через быка и хватающая его за рога, — изображено шествие женщин, а также сцены сражений.

От дворца к городским воротам вела мощеная улица, которая заканчивалась лестницей. От городских ворот по направлению к Микенам шла дорога, мощенная огромными каменными глыбами; она связывала морской порт Тиринф со столицей.

В Микенах такая же дорога подходила к Львиным воротам, которые мы уже описывали. От Львиных ворот расходилась в разные стороны целая сеть таких дорог. Часть этих дорог сохранилась до настоящего времени. Дороги эти высечены в скалах, а с наружной стороны склона укреплены стенами из огромных, грубо отесанных камней. Дороги узкие: ширина их не более трех с половиной метров, но, когда они поднимаются на плоскогорье, они становятся более широкими. Каждый ручеек на пути перекрыт мощным мостом из огромных камней с отверстием для водостока посередине. Эти гладко вымощенные дороги служили для быстрого передвижения колесниц: простой народ тогда, как и в более позднее время, передвигался по горным дорогам пешком, а поклажу везли на ослах. Одна из таких дорог вела через город на север, к Коринфскому перешейку, другая к знаменитому храму Геры близ Аргоса, третья — в другой приморский город, Эпидавр. Дорог этих, вероятно, было больше, но от других не сохранилось никаких следов.

После раскопок в Тиринфе Шлиман отправился в центральную Грецию. Здесь, в области, называемой Беотией, находился город Орхомен; по преданию, он был когда-то очень богатым и могущественным.

Когда Ахилл в «Илиаде» хочет сказать, что он ни за какие богатства на свете не помирится с Агамемноном, он говорит:

Орхомен был столицей давно вымершего племени миниев. Вот почему Шлиман начал вести раскопки в богатом Орхомене. Он действительно раскопал здесь развалины дворца XIV-ХIII веков до н. э. с остатками рисунков в красках на стенах. Самой же замечательной находкой была на этот раз огромная гробница, покрытая куполом. Она была такой же величины, как та гробница в Микенах, которую неправильно назвали «сокровищницей Атрея». Гробница в Орхомене была во много раз роскошнее и красивее, чем микенская. Потолок орхоменской гробницы был покрыт лепными украшениями, разрисован цветами, обвитыми спиралями; все это окружал карниз из розеток.

Как видно, и орхоменские цари очень заботились о своих покойниках.